_Ferrari_
Я - фикрайтер! И фантазия у меня расшатанная))
Название: 3. Номер сто сорок седьмой.
Вселенная: Разбитостеколье
Примечание: Фик идет параллельно с моим историям по Разбитостеколью. Что в это время происходит у автоботов. Из жизни одного солдата) Собственно, прочитаете вы после второй части или после третьей (которая пока еще не выложена))) - разницы особо не будет)

***
Он был обычным рядовым солдатом, номером 147. Довольно непримечательным на вид, раскрашенным в темные тона, впрочем как и большинство автоботов. Его темно-синий с черным корпус практически не выделялся среди мрачной, точно безвольной армии Прайма, а спокойный, негромкий голос даже тембром напоминал десятки-сотни таких же других, бесцветных, единожды задавленных в некогда светлых порывах надежд на лучшее будущее. Впрочем, разговаривал он тоже мало, только по делу и зачастую после выполненного как всегда на высшем уровне задания, отчитываясь перед непосредственным начальством.

Да, солдат он был великолепный. Мрачный, жестокий, не напрягающий вокодер по пустякам, исполнительный. Такие Прайму и были нужны, но, к слову сказать, 147-й никогда даже не видел лично своего командира, а тому были до шарктиконов простые вояки, чьими жизнями повелитель автоботов разбрасывался направо налево. 147-й лишь выполнял свой долг, идя зачастую на верную смерть с теми, к кому не испытывал ровным счетом никаких чувств – ни привязанности, ни ненависти, - от кого никогда не ждал помощи и у кого никогда не просил ее, зная, что никто не поможет.

Он был таким же как они и прекрасно разбирался в том мире, в котором жил. Устраивало ли его это? Нет, но у него не было иного выбора – он с самого начала связал себя по рукам и ногам, лишив себя пути назад и сейчас шел лишь вперед, надеясь, что когда-нибудь, вот-вот завтра, Праймус сжалиться над ним и пошлет какого-нибудь десептикона, который прервет его безмолвные муки, уже безжалостно душащие автобота в своих тисках. Но этот долгожданный миг не приходил, как бы 147-й не искал смерти. И он снова и снова шел в бой, с тем же выражением безразличия на лицевой пластине, ровным, точно безжизненным сиянием крупной голубой оптики, периодически шарящей по сторонам в поисках предзнаменований надвигающейся дезактивации.

Пока все не изменилось…

Однажды, после очередного боя с десептиконами, в казарму, где буквально один на одном размещалось большинство автоботов, разумеется кроме офицерского состава, вошел Блурр и заявил, что Прайм хочет его видеть.
- Сейчас, - для придания визиту еще большей важности, добавил гонщик. 147-й лишь коротко кивнул и последовал за синим автоботом.
Прайм ожидал их в своем тронном зале. Едва автоботы показались в дверях, он медленно обернулся и смерил солдата оценивающим взглядом. Кончик губ, скрытых забралом, отполз в сторону в одобрительной, но оттого не менее омерзительной ухмылке.
- Блурр, свободен.
- Слушаюсь, повелитель, - синий гонщик поклонился и моментально исчез, напоследок бросив насмешливый взгляд на нерешительно замершего у входа солдата. Тот даже оптической диафрагмой не повел.

Еще какое-то время Прайм разглядывал его издалека, затем велел подойти. 147-й сделал пару шагов вглубь помещения и припал на одно колено, почтительно склонив голову. И так и замер, не смея поднять взгляд голубой оптики на возвышающегося перед ним повелителя. Оптимус Прайм снова хмыкнул про себя: «Вымуштрован великолепно. С виду довольно сильный. Немногословен, с офицерским составом учтив, не высокомерен, знает свое место.. Чтож, сейчас проверим.»

Без единого намека на свои дальнейшие действия, Прайм резко размахнулся и заехал мощным кулаком в висок темно-синего автобота. Тот отшатнулся и едва не повалился на бок, в последний миг успев подставить манипулятор и перенеся весь свой вес на него. Затем без единого слова и даже звука вернулся в прежнее положение, так и не подняв на Прайма взгляд. На какое-то время установилась полная тишина, лишь было слышно, как работают системы обоих трансформеров, да распыляется холодный воздух и с тихим щелчком блокируются участки нейросети в поврежденных системах 147-го. Спустя пару минут Прайм, до этого неподвижно наблюдающий за реакцией автобота, точно ожидая от него вспышки негодования, или по крайней мере, недоуменного вопроса, но так и не дождавшийся ни того ни другого, поднял подбородок солдата и проницательно заглянул ему в линзы.
- Знаешь за что?
147-й не попытался увести взгляд в сторону, застыв так, как пожелал от него Прайм. И негромко ответил:
- Тебе лучше знать, мой повелитель. Что бы там ни было, я покоряюсь твоей воле…

Лидер автоботов снова усмехнулся и вопреки обыкновению убрал забрало с нижней части лица. На губах играла одобрительная, но вместе с тем жестокая улыбка.
- Отлично. Это я и хотел услышать, - Прайм отпустил подбородок солдата и заходил по залу, периодически обходя вокруг стоящего на колене воина и разглядывая его со всех сторон. – Думаю, ты не знаешь, зачем ты здесь. Я тебе скажу, ибо уверен, что могу доверять тебе – проверку ты прошел. Как ты знаешь, цикл назад, в бою с десептиконами погибло много моих воинов. Эти шарки унесли жизни значительной части офицерского состава автоботов и теперь руководить операциями некому. А между тем, война не окончена и я жажду взять реванш! Поэтому ты здесь. Джазз отзывался о тебе, как о неплохом воине. Думаю, и в качестве командира ты не подкачаешь.. – лидер замолчал, остановился, посмотрев на солдата, точно ожидал ответа. 147-й еще больше склонил голову, пробормотав:
- Спасибо, мой повелитель. Я тебя не подведу.
- Еще бы ты попробовал - и твой растерзанный корпус будет покоиться в одной из капсул в вестибюле, - усмехнулся Прайм, с удовлетворением отметил, как вздрогнул солдат, и тут же продолжил. – Впрочем это все мелочи. Уверен, ты не будешь столь глуп, что вознамеришься встать у меня на пути.
- Да, повелитель…
- Это радует. А теперь непосредственно о деле. Разведка доложила, что десептиконы планируют нападение на главное энергохранилище Йакона. Недавняя победа не решила их проблем с дефицитом энергии. Им надо устроить теплый прием, надеюсь ты меня понимаешь. И руководить этим приемом будешь ты, - Прайм усмехнулся, заметив, как удивленно расширилась оптика солдата. – Да, именно так. Я вижу, что ты можешь. Возьми себе команду – десяток, два, три бойцов – сколько посчитаешь нужным. Десептиконы должны быть уничтожены, а главное – их лидер – Мегатрон, любой ценой!! Принеси мне его шлем!! - взревел Прайм.
- Да, мой повелитель. Я сделаю это для тебя… - спокойно отозвался 147-й, снова почтительно склонив голову.
Голос лидера автоботов стал значительно спокойнее, но все еще слегка дрожал от ярости.
- Отлично. Тогда приступай к выполнению приказа прямо сейчас. Свободен.
- Слушаюсь, мой повелитель.. – 147-й поднялся на ноги, поклонился и ровным шагом направился к двери.

Едва он вышел, из ниши помещения показался черно-белый автобот.
- Что скажешь, мой повелитель?
- Хорош. Надеюсь, ты в нем не ошибаешься, Джазз, и он выполнит все в лучшем виде.
- Так и будет, Лорд Прайм. Вот только..
- Что? – автобот так резко обернулся к своему подчиненному, что тот едва не подпрыгнул на месте. По визору лейтенанта автоботов промелькнул страх - и он тут же затараторил.
- О нет, мой повелитель, ничего особенного. Я просто к тому, что этот отряд с его командиром наверняка не вернется обратно..А значит..шлем Мегатрона ты не получишь...
- Мне до шарков, - мрачно ответил Прайм. - Главное результат. Если Мегатрон, как и вся его шайка, будут уничтожены, я готов пожертвовать таким знатным экспонатом в своей коллекции.
- И своими воинами..
- Ими – в первую очередь. На благо общих целей.
- Да, мой лидер, вы как всегда правы.. – пробормотал Джазз, в который раз благодаря Праймуса, что он давно минул тот этап своей жизни, когда будучи простым солдатом, мог быть на месте этих самоотверженных смертников.

/продолжение следует/

@темы: "Армия Сопротивления" (Shattered Glass), Mirrorverse (серии по вселенной)