_Ferrari_
Я - фикрайтер! И фантазия у меня расшатанная))
Название: 11. Опасная игра
Вселенная: Разбитостеколье
Серия: Армия Сопротивления (продолжение)

От автора: да, утекло немало воды, я успела не раз поменять свое отношение к фикам, ролевым, арту по фэндому и не только, но одно осталось неизменно - мне всегда нравились эти персонажи и будут нравиться, несмотря на то, что восприятие поменялось. Меня часто спрашивали, когда будет продолжение и будет ли вообще и вот наконец я решила, что надо закончить эту серию, что это уже дело принципа. Поэтому буду заканчивать, постепенно, возможно медленно, но не подумайте! - с удовольствием. Так что не обессудьте)

***
Жертва…
Отважный рвется ее принести,
Рассудительный подгадает момент,
И только мудрый знает, когда следует остановиться.


Полигекс. Камеры на нижнем уровне базы десептиконов.

После ухода Саундвейва 147-й снова остался один. Автобот задумался, над словами десептиконского связиста, над собственной жизнью, над своей незаменимостью как для армии Прайма, так и вообще для Кибертрона. И пришел к выводу, что жизнь его по сути ничего не стоит: один тот факт, что его пытались убить свои же в плену у врагов, говорил о том, что Прайму на него плевать. «Или он чего-то боится? Что я их предам…? Или перейду на сторону десов? Нет, это бессмысленно! Что может знать тот, кто за свою жизнь всего несколько раз видел повелителя в его тронном зале, а все остальные мегациклы провел либо в казарме, либо в боях…? И на сторону десептиконов я не перейду, хотя бы потому, что наквинт я им такой сдался... Ммм... а что если допустить возможность, что десептиконы разом забыли об осторожности и сделали мне такое предложение? Нет, это было бы глупо, а они совсем не идиоты, чтобы подставлять все свое дело под удар. Тем более сейчас, когда с ними нет их телепата-связиста. Кто будет разоблачать меня, если я вздумаю вести двойную игру – злобного автобота и невинного десептикончика… Бред. Приятель, ты несешь бред!»
Автобот усмехнулся своим мыслям, но тут же продолжил разговор сам с собой – больше ему ничего не оставалось. Да, он был довольно неразговорчив, но это скорее было защитным механизмом – в рядах автобоов чем меньше ты болтаешь, тем дольше живешь. Совсем по иному обстоят дела в плену: тот, кто молчит долго не живет. Но у него практически ничего не спрашивали, только пару незначительных фактов о нем самом – и это вызывало удивление. «Зачем я им нужен? Почему они все еще меня держат...? Ясно одно, что бы ни случилось, меня не отпустят... Значит либо будут держать в камере, либо убьют... Даже не знаю, что лучше... Есть ли у меня шанс бежать....? Возможно... Но куда... и главное зачем...?»
Между тем прошло уже несколько часов, а о нем как будто забыли. Поначалу 147-й не обращал внимания на свое состояние, пытаясь заглушить боль размышлениями, пусть и сбивчивыми. Но вскоре ему пришлось заставить себя считаться с собственными механизмами. Автобот тихо взвыл: от навязчивых вопросов, неизвестности процессор начал молить о пощаде, да еще и измученные голодом системы взывали сжалиться над ними. Трансформер заскрежетал дентопластинами и посильнее сжался на платформе, насколько это позволяли броневые пластины, стараясь отвлечься от боли в механизмах. Вскоре после отключений некоторых функций пришлось насильно прекратить подачу энергии и в двигательный блок, значительно уменьшить поток на поддержание функционирования оптики, а с ней вместе – и на работу логических схем. «Я понял... Меня ждет голодная смерть... Не самый жестокий способ…которым можно уничтожить врага....У нас...его надо было бы еще...заслужить…» - оптика автобота потухла.
Издалека послышался какой-то лязг, следом - глухие голоса.
- Эй, автобот, вставай!
- Броул, успокойся... Это не так-то легко сделать.
- Почему это?
- Ага, посмотрел бы я на твои слабые потуги, с минимальным-то для функционирования уровнем подзарядки...
- Эээ...
- Вот именно. Лучше помоги мне, - к лежащему 147-му приблизился красный гонщик, присел перед ним на корточки и заглянул в казалось бы безжизненную оптику. Однако почувствовав на себе взгляд, автобот приподнял оптические диафрагмы и безразлично уставился на Клиффджампера. Тот нахмурился.
- Броул, куб, - не глядя Клифф протянул назад манипулятор, и почувствовав в нем тяжесть энергии, сжал в пальцах и приблизил к губам полуоффного автобота, разорвав оболочку. – Помоги мне. Его надо поддержать. Только аккуратно.
Боевикон обреченно вздохнул – уж он-то точно нянькой не нанимался, - но тем не менее, подойдя, осторожно приподнял верхнюю часть темно-синего корпуса. Клифф слегка измазал свои пальцы розоватым веществом и смочил им губы автобота, аккуратно распределив энергон по тонкому, кое-где помятому и исцарапанному металлу.
- Пей... – послышался тихий, заботливый голос. Клифф слабо улыбнулся. – Только осторожно, не спеши…
Он слегка наклонил куб к автоботу и тот жадно стал поглощать энергию, едва не захлебываясь ею. По подбородку 147-го потек энергон и Клифф слегка отстранил куб.
- Говорю же, аккуратно. Зачем нагружаешь системы, дурачок?
Он снова поднес куб к автоботу и снова тот стал быстро глотать, поддерживаемый Броулом.
- Слушай, Клифф. Кто это его столько голодом морил...?
- Мы, судя по всему... – тихо отозвался Клиффджампер, не сводя оптики с пленника.
- А...?
Бот вздохнул.
- Он потратил много энергии во время боя, а тогда в ремблоке не успел подзарядиться - за необдуманный поступок его отправили сразу в камеру. И после, в свете последних событий, об автоботе на время забыли. Получается....что он едва не дезактивировался в камере.
- Тебя это…угнетает? - как-то заинтересованно посмотрел боевикон на гонщика.
Клифф кивнул, не отрывая взгляда от 147-го.
- Видишь ли, Броул, в моем мире автоботы даже к пленным врагам относятся как к воинам, с честью, уважая в них достойных противников. Они наши собратья и отличаются от нас лишь тем, что выбрали иной путь. В этом их нельзя винить. Да, мы сражаемся, убиваем друг друга во имя своих идеалов, но никогда не пытаем тех, кого оставили свои же на поле боя на растерзание врагов. Они и так получили немало пощечин от судьбы... Здесь же все иначе…
- Даа уж... Попади к ботам в плен – счастье будет, если умрешь сразу и быстро...
- Да... Здесь как будто все ожесточеннее, чем у меня на родине, даже те, кто борется за благое дело. И я не могу винить вас: ты либо бьешь первый, быстро, больно, либо сам получаешь сполна... И тем не менее вы чтите кодекс, не опускаясь до обычных убийц.
Боевикон лишь кивнул и, тут же заметив, как автобот перестал пить, опустил его на платформу.
- Ну и что с ним дальше делать?
- Думаю, надо отнести к Хуку. Он посмотрит его.
- Как я понял, тащить его мне.
Клифф хмыкнул.
- Правильно понял.
Броул снова пропустил через вентиляцию воздух и взгромоздил 147-го на себя, перекинув через плечо.

За пределами Полигекса

***
Саундвейв приближался к Йакону. Впрочем, правильнее было бы сказать, что его туда доставляли: к счастью это или нет, через пару километров от базы, которые связисту в отсутствии колесной формы пришлось проделать на своих двоих, его заметили автоботы и тут же окружили. Очевидно, Хаунд не врал, говоря, что их повелитель хочет заполучить себе белого связиста, причем живого, потому что боты даже не предприняли попытку обстрелять десептикона. Вперед выступил Мираж и у Сайндвейва не осталось больше сомнений, кто прикончил Скурджа прямо в камере. Пара фраз, которыми трансформеры обменялись – и белого десептикона-«предателя» вызвались подвести прямо до тронного зала Оптимуса Прайма. Саундвейв едва не раздулся от важности – что вы, столько чести! К счастью, синий визор и пластины забрала скрыли насмешливую ухмылку.

Всю дорогу никто не проронил ни слова и даже когда они въехали в куполообразное строение, автоботы молчали, да и Саунд, вновь нацепивший на себя маску мрачного, неразговорчивого механоида, тоже не спешил начинать разговор.
В огромном коридоре, гордо названном встретившим их Джаззом «холлом», связиста разоружили и, удостоверившись, что в контейнере, который тот тащил с собой нет ничего взрывоопасного, провели прямо к повелителю. При этом связист с трудом сдерживал себя, осматриваясь по сторонам: в цилиндрических емкостях, наполненных неким жидким веществом, находились безжизненные корпуса его товарищей, тех, с кем он когда-то сражался плечом к плечу, с кем праздновал победы, пил энергон, шутил, смеялся. Сейчас Саунд в очередной раз поблагодарил Праймуса, что большую часть его лица скрывает забрало и автоботы не видят, как ненависть исказила его тонкие, красивые черты лица, а шрам, доставшийся связисту в напоминание о плене, запульсировал полузасохшим энергоном.

Прайм уже ждал их, стоя перед огромным бронированным окном и заложив манипуляторы за спину. Мрачный взгляд из-под чуть опущенных надлинзовых щитков уставился вдаль.
Едва механоиды вошли, он не оборачиваясь бросил своим подчиненным.
- Джазз, Хайд, оставьте нас.
Послышался лязг, шаги автоботов стали затихать, и только когда в помещении повисла тишина Оптимус обернулся, пронзив связиста пристальным взглядом полувосстановленной после взрыва оптики. Саундвейв даже не вздрогнул, спокойно опустился на одно колено, почтительно склонив шлем. И только искра десептикона бешено пульсировала, чего, впрочем, никто не заметил. По губам тирана промелькнула довольная ухмылка.
- Вот мы и встретились, Саундвейв... снова... Вижу Хаунд передал тебе мое предложение. А где же он сам?
- Десептиконам удалось его обезвредить, мой повелитель... Я ничем не мог ему помочь.
- Он...дезактивирован?
- Да, мой повелитель…
- Хорошо.
Прайм подошел практически вплотную к связисту и приподнял его подбородок, заставив посмотреть себе в оптику. Проницательный взгляд разглядывал каждую черточку лицевой пластины десептикона, периодически останавливаясь на преградах, которые мешали проникнуть в самую сущность Саунда, точно узнать, о чем он думает, что чувствует.
- Убери, - приказал автобот, слегка поддев край забрала пальцем. – И визор тоже.
Саундвейв подчинился, спрятав защиту в специальные пазы. Защиту…и свое спасение, от сочувствующих взглядов друзей, от дрожи, проносящейся по их корпусам, когда линзы сознаковцев встречались – Саунд чувствовал это, каждой частичкой своей искры, каждой микросхемой процессора, способного фиксировать чужие мысли и эмоции. И от себя самого, когда неудачно брошенный взгляд снова и снова сталкивал связиста с прошлым, заставляя смотреть на свое обезображенное лицо, отражающееся на гладком металле. Как и сейчас. На вычищенной до блеска, но все еще деформированной, прорезанной подтеками металла лицевой пластине тирана Кибертрона отразился глубокий черно-розоватый шрам, идущий от глазницы до уголка губ связиста и точно оврагом прорезывающий белоснежную броню...
Губ автобота коснулась мрачная ухмылка.
- Вот как... Я думал, ты избавился от этого напоминания о нашей последней личной встрече...
- Нет, повелитель... Именно поэтому он все еще со мной – как память об ошибке, которую я совершил, когда пошел против тебя… - не дрогнувшим голосом ответил связист, лишь про себя добавив: «И когда-нибудь я отомщу тебе за то, что ты сделал со мной…и с теми, кому повезло меньше...»
- Надеешься исправить свою ошибку?
- Да, повелитель... Если ты позволишь...
- Хм... позволю, - Прайм отпустил подбородок десептикона и заходил по помещению. – Должен сказать, Саундвейв, ты мастерски обвел меня вокруг пальца с этим докладом. Это редко кому удавалось, а те, кому хоть раз удалось, стали историей этого мира. Ты же, несмотря на все понесенные мной потери, все еще жив. Знаешь почему? – Оптимус не стал дожидаться ответа, обернулся к связисту и спокойно произнес. – Потому что ты лучший в своем деле, а я остался без связиста: Бластер посчитал лучшим для себя свести счеты с жизнью и, к слову сказать, поступил весьма разумно. Он уступает тебе во всем и это все понимают – Мегатрон не стал бы вытаскивать тебя тогда, рискуя жизнью, если бы не знал, что в моих манипуляторах ты можешь стать грозным оружием, способным раздавить Сопротивление как слизняка! Ты отплатил своему бывшему лидеру за его самоотверженность, позволив просуществовать еще каких-то несчастных несколько декациклов. Теперь же пришел черед взять свое! Кто, как не ты, достоин занимать более высокий пост, чем обычный связист в ничтожном отрядишке, гордо зовущемся Армией! Помоги мне уничтожить десептиконов и завоевать весь Кибертрон – и у тебя будет все: энергон, дворец, стражники, рабы, новая лицевая пластина, если ты этого захочешь! Я знаю, именно за этим ты здесь!
- Спасибо, мой повелитель... Я не подведу тебя... – еще больше склонился Саундвей,в и на лице не отразилось ни единой эмоции. – Я пойду за тобой и сделаю все, что ты прикажешь. А в знак моей преданности я прошу тебя принять это... – связист подтянул к себе небольшой контейнер и, открыв его, извлек оттуда голову Скурджа, протянув ее повелителю автоботов. Пустые глазницы сверкали зловещим мраком, а по оборванной проводке все еще стекал розоватый энергон.
Оптимус принял дар и нехорошо ухмыльнулся, смотря на своего безжизненного шпиона.
- Великолепный подарок. Мираж ни за что не догадался бы преподнести мне его. Рад, что процессор у тебя работает лучше на порядок, а то и больше.
- Тем не менее, Мираж прекрасно сработал, мой повелитель, а вот Хаунд слажал. Мне пришлось практически делать за него его работу. Такого самодовольного механоида я еще не видел. Пока он во всех подробностях расписывал мне, что сделает со мной, если я откажусь перейти на сторону автоботов, пленный автобот, который должен был быть уже дезактивом, едва не взорвал ему процессор, выпустив волны энергии. Десептиконы, впрочем, после добили Хаунда, когда выяснилось, что он прикончил пленного и ранил меня, - кончик губ связиста зловеще отклонился в сторону, одновременно с тем как усмехнулся Прайм. Автобот кивнул и Саунд продолжил. – За промежуток времени между ранением Хаунда и появлением десептиконов я убил вашего командира отряда и подстроил свое ранение, так что перед моими бывшими собратьями предстала вполне убедительная картина. Меня сразу же отправили в ремблок, который я вскоре покинул, решив, что добраться на попутке будет гораздо проще, чем самостоятельно. Я не ошибся – Мираж оказался неподалеку и любезно согласился меня подвезти.
Прайм рассмеялся.
- Ты нравишься мне все больше и больше, Саунд. А 147-й не был командиром, он даже звание офицера не получил, так, всего лишь бот, которому я оказал честь повести небольшой отряд в бой. Но он провалил миссию, несмотря на все заверения в своей преданности. Он молил о пощаде, перед тем как ты его прикончил?
- Нет повелитель, он не успел... Можете сами в этом убедиться…Вы позволите...? – связист приподнялся, получив кивок Прайма, и трансформировался в магнитофон, активизировав одну из голограмм, записанных 147-м…

Потрескивающий разрядами сгусток устремился прямо в его сторону, но Саундвейву удалось уклониться, а вот Хаунд не успел – настигнув его, ток пронзил системы и шпион плашмя упал на пол, перезагрузившись. Однако связист не стал терять времени: спустя пару секунд в пленного автобота ударил светящийся луч и насквозь пробил его грудные сегменты. Прайм увидел, как мелькнул ужас в его линзах, непонимание, отчаяние – и разом все потухло. На платформу упал уже дезактивированный корпус. Белый десептикон же направил на себя свое же оружие и на малой мощности выстрелил, максимально приблизив повреждения к последствиям выстрела из обычного бластера. И ему это удалось – спустя пару секунд в камеру ворвались десептиконы и тут же бросились в раненному, лежащему на полу товарищу... Очевидно вскоре связист отключился, потому что изображение плавно потухло….

Прайм демонстративно зааплодировал.
- Браво. Ты прирожденный актер.
- Спасибо, мой Лорд... – Саунд трансформировался и снова склонился перед Оптимусом.
- А ты оказывается еще больший псих, чем я себе представлял... – усмехнулся повелитель. – И меня это вполне устраивает. Добро пожаловать в ряды автоботов, Саундвейв. Пока ты можешь отдохнуть и подзарядиться, я позову тебя. И еще, Саунд... Будет лучше, если ты не станешь расхаживать по базе без сопровождения. Не то, чтобы я тебе не доверял, но у моих воинов это может вызвать подозрения. Зачем тебе лишний раз доказывать свою преданность? Уверен, подобное требование будет для тебя оскорблением...
- Вы правы, мой повелитель. Я сделаю все, как вы скажете.
- Отлично. Тогда свободен.
Связист склонился чуть ниже и тут же поднялся, направившись к двери. С тихим лязгом на лицевой пластине вновь защелкнулось забрало, на глазницы опустился визор.
«Первый этап пройден... Надеюсь дальше будет не хуже...»

Едва связист вышел Прайм вызвал к себе Джазза.
- Наблюдай за ним. Нельзя исключать возможность, что ему действительно надоело выполнять приказы Мегатрона и пахать на Сопротивление за капли энергона, но очередного провала я не потерплю.
- Понял, мой повелитель.
- Главное не паникуй по пустякам. Огонь на поражение не открывать без моего разрешения. И да, с этой минуты ты его официальный напарник.
- Но, мой Лорд… - визор автобота изумленно замигал.
- Никаких «но»! Или я что-то непонятно сказал? – тиран сверкнул оптикой, и у диверсанта отпало всякое желание возражать. Кому какое дело до того, что он всегда работает в одиночку?
- Нет, мой повелитель, все понятно.
- Вот и отлично. Свободен.

Полигекс. Ремблок

***
Авиатор медленно активизировал оптику и тихо застонал: по еще совсем недавно пробитым зрительным каналам устремились импульсы, болью отдающиеся по всей нейросети. Постепенно начали подключаться другие системы. Скрим слабо пошевелился, пытаясь хоть что-то разглядеть, но перед линзами стоял непроглядный мрак.
Неожиданно на безвольно покоящуюся на платформе ладонь легло что-то прохладное и тяжелое - и летуна поглотило мощное энергетическое поле, так хорошо ему знакомое. По корпусу разлилось спокойствие, оптика больше не пыталась включиться, а сам Скрим расслабился, повинуясь уверенной, спокойной силе, которую излучал рядом стоящий кибертронец.
Мегатрон ласково погладил ладонь авиатора кончиками пальцев, а другой рукой нежно прикоснулся к его виску.
- Все будет хорошо, Скрим...
- Я знаю... – последовал тихий ответ. Шлем слегка наклонился к лидеру, потерся о гладкий серебристый металл. И наконец истребитель выдавил из себя то, что не давало ему покоя с момента пробуждения. – Мегатрон... Скажи честно... Я ослеп, да?
- Нет, любимый... Нет... – мощная ладонь, едва-едва касаясь броневых пластин, погладила авиатора по шлему. – Скоро ты снова сможешь видеть, как и раньше. Хук наложил тебе повязку, чтобы ты лишний раз не напрягал сенсоры, пока нейросеть и зрительные каналы не придут в норму.
- Хук...? Мы...мы на базе…?
- Да...
Авиатор вздрогнул и потянулся пальцами к своей оптике, как будто хотел сорвать повязку, чтобы увидеть Мегатрона, узнать что он чувствует, прочитать это в его линзах, но лидер его остановил, перехватив манипулятор.
- Не надо... Наберись терпения.
- Мегатрон... Хук... он совсем не то имел в виду... Мы все дорожим тобой, как лидером, как другом и все готовы отдать за тебя жизнь... Я... – десептикон не договорил. Пальцы предводителя накрыли его губы, а затем нежно погладили тонкий металл.
- Я знаю, Скрим. Я знаю... Мы уже обо всем поговорили с Хуком. Не волнуйся...
- И ты...больше никуда не уйдешь...? - и столько в тоне авиатора было наивности, мольбы, что лидер не сдержал улыбку.
- Никуда...
Несмотря на то, что летун ничего не видел, он всем корпусом почувствовал, что предводитель улыбается. И улыбнулся в ответ. Ладони завладели манипулятором серебристого трансформера и нежно прижали его к «щеке».
- Спасибо, повелитель…
- Кстати, насчет «не уйдешь»... Ты зачем это последовал за мной, а? А если бы я не успел – что тогда? – серьезно, но в то же время с вселенской заботой в голосе произнес Мегатрон. Скрим не ответил: он думал, что все и так ясно - и как оказалось, он не ошибся.
- Впрочем, можешь не отвечать. Это был риторический вопрос, - и снова это ощущение – улыбки на любимой лицевой пластине.
- Да, мой лидер... Именно так...
- Отдыхай, Скрим... Тебе надо...
Ладони истребителя посильнее сжали мощный манипулятор, как будто отказывались его отпускать. Мегатрон улыбнулся: «Как искрёнок... Ты взрослый трансформер, Скрим, воин, ученый. Мы с тобой почти ровесники, но иногда ты ведешь себя точно малыш, с этакой обезоруживающей нежностью просящий поиграть с ним еще чуть-чуть... И шарк побери, действует!»
- Я никуда не ухожу, Скрим...
- Правда...?
- Да... спи... – губы лидера прикоснулись к шлему авиатора.
В эту самую минуту в ремблок вошли.
- Оу... простите... – смутился идущий впереди Клиффджампер, замерев на пороге. Лидер обернулся и приглашающее махнул свободным манипулятором.
- Все нормально, заходи. Что-то случилось...?
- Ну как сказать... В общем-то, вот... – гонщик пропустил вперед Броула с автоботом через плечо. – Думаю Хуку надо его осмотреть... что-то он совсем плох...
Мегатрон аккуратно высвободил руку из ладоней авиатора и обернулся к соседней платформе, пристально посмотрев на 147-го. Вмятины от ударов, кое-где – подтеки энергона из лопнувших магистралей, царапины...
- Кто приказал?! – едва ли не рявкнул лидер Сопротивления, уставившись на боевикона и Клиффа. Красный механоид лишь пожал плечами, а вот Броулу едва не стало дурно. Десептикон попятился назад и, опустив взгляд, пробормотал.
- Простите, мой лидер... Мне просто казалось, что он что-то скрывает, и я хотел это выяснить...
Мегатрон ничего не ответил, мрачно глядя на виновато опустившего оптику воина, и на мгновение Клиффджамперу показалось, что лидер сейчас ударит провинившегося десептикона, однако обстановку разрядил вбежавший в ремблок медик. Вырванный из размышлений, предводитель вздрогнул, мотнув шлемом.
- Хук, осмотри его. Помимо низкого уровня подзарядки возможны внутренние повреждения…
Медик кивнул и склонился над полуоффным автоботом. Пару минут стояла напряженная тишина, лишь мерно гудели медицинские приборы. Вскоре послышался тонкий писк датчика завершенной диагностики – и наконец Хук произнес, выпрямившись и посмотрев в оптику лидера.
- С ним все будет хорошо. Некоторые системы придется заново настроить, но ничего непоправимого я не вижу. Разве что на все это понадобиться время, затем его ждет реабилитационный период… Поэтому я бы не советовал сейчас лишний раз копаться в его системах... – последние слова медик говорил, уже смотря в упор на Клиффа. Гонщик кивнул – он и сам понял, что с идентификацией личности этого автобота придется повременить...

На базе десептиконов установилось затишье, однако все понимали, что оно лишь временное. Враги успокоились, но вряд ли оставили надежды избавиться от надоедливых непримиримых противников. Поэтому Мегатрон был настороже, не расслабляясь ни на минуту и каждую минуту ожидая нападения автоботов. Еще бы, Прайм никогда не забудет, как десептиконы обвели его вокруг пальца с хранилищем, и очевидно еще долго будет зализывать раны после взрывоопасного сюрприза, оставленного напоследок лидером Сопротивления.
Число патрулей увеличилось, дежурные сменяли друг друга каждые несколько астрочасов, так что ни один сектор не только станции, но и близлежащих секторов не оставался без присмотра даже на минуту. И тем не менее что-то беспокоило Мегатрона, какая-то угроза, точно висящая в воздухе.
- Не к добру все это…
Старскрим обернулся на едва различимое бормотание. Ему не надо было слышать слова, чтобы понять настроение лидера.
- Что-то случилось?
- Еще нет, но боюсь скоро случится… От Саундвейва по-прежнему ничего? – во взгляде, устремленном на дежурившего Рефлектора появилась как будто надежда.
- Нет, мой лидер... Глухо как в бездне...
- Думаешь его разоблачили? – негромко произнес подошедший к Мегатрону авиатор.
- Надеюсь, что нет. Иначе несладко нам придется...
- Мегатрон... Можно вопрос...? Только прошу, не пойми меня неправильно...
- Я слушаю, Скрим...
- Ты... – истребитель сделал паузу, точно подбирая слова. - ...Ты не думал, почему Саунд так хотел отправиться на это задание...? Может...он действительно решил оставить нас и перейти на сторону врага?....
Оптика предводителя расширилась.
- Праймус с тобой, Скрим! Что за глупости! Саундвейв даже под угрозой смерти не предаст нас!
- Ты настолько доверяешь ему...?
- Да. Я бы доверил ему свою жизнь!
Скрим ничего не ответил, лишь коротко кивнув. Как бы он хотел, чтобы лидер оказался прав. Но что, если он ошибся? Что, если в этот самый миг их связист собственноручно роет им могилу...?

/---продолжение следует/

@темы: "Армия Сопротивления" (Shattered Glass), Mirrorverse (серии по вселенной)