_Ferrari_
Я - фикрайтер! И фантазия у меня расшатанная))
Название: 12. Затишье
Вселенная: Разбитостеколье (Shattered Glass)
Серия: Армия Сопротивления (продолжение)

***
Порой сражаться лучше, чем ждать,
А страдать – чем гадать…и ошибаться.


Цикл семьдесят пятый.
Йакон. База автоботов.
Из архивов памяти Саундвейва
.

Прошло уже более двух десятков циклов, как я здесь, среди автоботов. И за все это время у меня не было ни единой возможности связаться со своими, не вызвав подозрений моих врагов, которым мне приходилось подчиняться. Но не это самое страшное. Мне стало казаться, что я теряю себя. Что с каждым неотвратимо сменяющим друг друга циклом я все больше становлюсь автоботом…и не могу этого изменить. Я бездействовал… Мой процессор требовал активных действий, логических задач. Я чувствовал непреодолимое желание сделать что-то для десептиконов, в собственных глазах предстать тем, кем был ранее – простым связистом, сражающимся за свободу Кибертрона на стороне армии Сопротивления. Но не мог, не выдав себя, не подгадав удобного момента. И я боялся…боялся, что совсем скоро упущу ту неуловимую ниточку, связывающую меня с Полигексом.
Меня ни о чем не спрашивали, но практически каждый цикл по нескольку астрочасов я проводил в ремблоке, подключенный к аппаратам. Да, я вел свою маленькую войну, против достойного противника, каким всегда был Рэтчет. И я должен был одержать верх, любой ценой!
Это можно было назвать игрой. Автоботский медик точно опускал рычажок игрового автомата, заранее не представляя какие получит данные. И мне приходилось, аккуратно обходя собственную защиту, предоставлять ему эти данные, те, которые я считал возможными и практически безвредными. Практически, потому что на войне любая информация на вес жизненной энергии, а я понятия не имел, что сейчас происходит в штабе Сопротивления. Потому, убедившись, что Прайм удовлетворен полученной информацией, собранной по крупице из моего порядком уже измученного процессора, я тщательно архивировал эти данные, чтобы потом сообщить Мегатрону. Все были довольны: Оптимус - потому что был уверен в правдивости информации, полученной непосредственно из архивов, а не из уст десептиконского предателя, и я – что на какое-то время отвел от себя подозрения. Искру питала надежда, что я справлюсь с такой нагрузкой, во что бы то ни стало. Иначе я не был бы лучшим связистом Кибертрона.
Но, как известно, судьба любит преподносить нам свои сюрпризы и зачастую слишком неожиданно, чтобы успеть к ним приготовиться…

После очередной такой «промывки» процессора я лежал в отсеке, который мне выделили на одном из нижних уровней базы автоботов, когда чувствительные датчики уловили какой-то едва различимый скрежет в вентиляционной шахте. Я активизировал визор и приподнялся на платформе, прислушавшись, пытаясь понять, что это могло быть. И тут до меня донесся звук, заставивший заледенеть хладагент в магистралях: я услышал тихое протяжное «мяу»! Подскочив на месте с такой скоростью, что позавидовал бы любой гонщик, я быстрым привычным взглядом окинул свой отсек и взобрался на платформу, принявшись сканировать нависшую под потолком вентиляционную шахту весьма узких размеров. Я не боялся, что вызову подозрения: едва только поселившись в этой комнате я проверил ее на наличие жучков и камер слежения – в этом я был профессионал. Отсек оказался чист. Очевидно Прайм верил мне, в отличие от многих своих воинов, и посчитал слежку неуместной. Не потому, что боялся оскорбить меня – мое достоинство было ему глубоко до шлака. Он попросту не желал признавать свою неуверенность в собственном решении, и это было его главной ошибкой. Но мне оказалось весьма на руку.
Сигнал был очень слабым, но тем не менее мои мощные датчики его зафиксировали. Сенсор отозвался в процессоре тихим писком, и, судорожно выдохнув, я трансформировал манипулятор и вскоре снял с шахты тяжелый стальной лист, приняв на руки сжавшийся светло-серый комочек. Грабитель посмотрел на меня несчастными тусклыми окулярчиками - и искра сжалась.
- Сейчас…сейчас… потерпи немного… - пробормотал я, нежно прижимая к себе кассету и отчаянно осматриваясь по сторонам в поисках недопитого куба энергона. Я чувствовал, как собственные системы начинают скрежетать от беспокойства за пантеру, но сильнее было ощущение бессильной ярости, которое я испытывал при виде своего изможденного напарника.
Самообладание стало возвращаться довольно быстро. В следующее мгновение я снова стал тем, кем меня привыкли видеть автоботы - расчетливым, спокойным механоидом, с непроницаемой лицевой пластиной, на две трети прикрытой забралом и визором. Я открыл деку и, аккуратно трансформировав Грабителя, устроил его внутри. Штекеры подсоединились к ослабленному существу, питая его моей собственной энергией. Это был самый быстрый и безопасный способ подзарядить малыша. Устроившись на платформе, я слабо улыбнулся в забрало, машинально погладив прикрытую деку кончиками пальцев.
Это было опасно. Пробравшись на станцию, Рэведж подставил под удар и себя, и мою миссию. Его появление могло стоить нам обоим жизни, и, тем не менее… я был счастлив. Что в тылу врага я не один, что рядом есть тот, кому я всецело доверяю, с кем могу поговорить, будучи самим собой, не притворяясь, не лицемеря. А вопросов у меня было много, и когда я почувствовал шевеление внутри своего корпуса, я тихо заговорил по закрытой частоте, доступной только моей кассете.
/Как ты здесь оказался?/
Мысли пантеры трансформировались в сигналы и по комлинку передались напрямую в мой процессор, потому я понял каждое его слово.
/Следил за тобой, хозяин. От самого Полигекса… А затем скользнул в транспортник. Меня никто не видел, правда./
У меня аж искру замкнуло, когда я представил что было бы, если б Грабителя засекли. К горлу подступил энергоновый ком, а потому я ответил не сразу, лишь спустя минуту, очевидно показавшуюся Рэведж вечностью.
/Неудивительно, почему у тебя такой низкий уровень подзарядки… рад тебя видеть, Грабитель. Я скучал…/
/И я, хозяин… Всех беспокоит, что ты так и не вышел на связь. Они боятся, что тебя рассекретили./
/Нет, кошак. Все хорошо. Прайм мне верит, в отличие от Джазза и Айронхайда, но ведь не они принимают здесь решения. И отчасти благодаря этим ежедневным процедурам…/
/Каким процедурам?/
Я мог поклясться, что по нейросети Грабителя прошли нестабильные импульсы.
/Прайм постепенно выуживает у меня из процессора информацию о десептиконах, но не волнуйся, я контролирую процесс, так чтобы не возникло подозрений в моей преданности автоботам. Кстати, раз уж ты здесь, у меня будет для тебя задание. Надо срочно передать Мегатрону кое-какие данные./
/Я не хочу оставлять тебя одного, хозяин… /
/Тебе придется, малыш… Мы не вольны выбирать. И порой нам приходится переступать через свои желания, чтобы исполнить долг… Я подготовлю тебе файл, но покидать базу тем же путем, каким ты на нее проник, слишком опасно. Один раз ты прикрыл свою сигнатуру помехами, но во второй этот трюк может не пройти…/ - я задумался. Очевидно, Грабителю удалось остаться незамеченным для сканеров автоботов – не зря он величался одним из лучших диверсантов-кассет, - но второй раз испытывать судьбу я не хотел.
/Я выведу тебя, когда отправлюсь в патрулирование. Верь мне… А пока сиди тихо…/
И я принялся за формирование подробного отчета Мегатрону, стараясь ничего не пропустить. Он должен знать, что тут происходит. Устроившись на платформе, я прикрыл глаза, по-прежнему любовно поглаживая защелкнутую деку…и чувствуя, как привычно-стремительно поток энергии в магистралях разделяется уже на два канала.

Тронный зал Прайма.

- Какие новости, Джазз?
Грозный взгляд повелителя окинул склонившуюся перед ним черно-белую фигуру.
- Никаких, мой повелитель. Десептиконы бездействуют. Наверняка готовят какую-то операцию, но с тех пор как нашего осведомителя в их рядах раскрыли, мы точно ослепли. Может - если мне позволительно будет сказать - уже пришло время?
Оптимус, восседавший на троне, усмехнулся.
- Не ты ли совсем недавно весьма нелестно высказывался в адрес нашего нового соратника?
Даже на опущенной лицевой пластине лейтенанта автоботов было видно, как он скривился, едва сдержавшись, чтобы не коснуться челюсти. В тот раз он посмел усомниться в решении лидера принять в их ряды Саундвейва. И поплатился за это. Сбои до сих пор иногда давали о себе знать.
- Да, повелитель… Все так. Но ведь за все это время он не сделал ничего такого, что бы заставило нас сомневаться в его преданности,- пролепетал Джазз, снова вызвав ухмылку на губах Оптимуса.
- Ты прав. Да, пришло время. Через два астрочаса выдвигайтесь… - Прайм замолчал, нахмурившись. Пальцы принялись выбивать однообразный ритм из стального подлокотника высокого трона, выражая крайнюю степень задумчивости предводителя, и только настоящий идиот, которому надоело жить, посмел бы сейчас издать хоть звук. Джазз идиотом не был; мало того, дорожил своим местом, но больше всего - жизнью.
Черно-фиолетовый трансформер продолжил спустя пару минут.
– Ты уверен, что он открыл полный доступ к своим архивам?
- Я спрашивал об этом Рэтчета…
- Джазз, сейчас меня не интересует мнение Рэтчета. Если бы я хотел услышать его, я бы позвал медика, - устало ответил повелитель, но от его тона нейросеть диверсанта испуганно затряслась – и он поспешил исправиться.
- Да, повелитель, уверен. При сканировании заблокированных зон обнаружено не было.
Прайм кивнул.
- Отлично. Тем не менее, я хочу, чтобы был проведен еще один сеанс.
- С применением блокиратора частотных волн?
- Да. В этот раз он не пленник, а наш союзник… - задумчиво отозвался тиран Кибертрона и махнул манипулятором, разрешив автоботу идти. Когда за Джаззом закрылись тяжелые створки, Оптимус откинулся на спинку трона и, расслабившись, чуть прикрыл линзы. Он вспоминал…
Тогда он так и не смог ничего выудить из десептикона. Связиста избивали, морили голодом, пытали, оставляя на белоснежном корпусе многочисленные разрывы, но тот так и не сдался. Его процессор не удалось взломать даже Рэтчету, на пару с Бластером и Уиллджеком. Саундвейв попросту не боялся боли, не страшился смерти, оставаясь верным Сопротивлению до последнего вздоха. И он бы наступил, если бы Мегатрон не предпринял дерзкое нападение на Йакон. Пока основные силы отвлекали противника, небольшая группа мятежников освободила едва функционирующего десептикона. Тот шрам, и по сей день уродующий лицевую пластину связиста, было последней попыткой развязать упрямому пленнику вокодер. «Больше ты не прикоснешься к нему!» - прорычал тогда Мегатрон, лезвием полоснув своего злейшего врага по грудным пластинам и буквально силой вырвав своего связиста из лап Прайма.
- И теперь он вас предал… - несмотря на то, что процессор понимал, насколько невероятно это выглядит в свете тех событий, по губам Оптимуса растеклась мстительная жестокая улыбка. – Тот, ради которого ты едва не отдал свою жизнь, станет твоей погибелью, Мегатрон.

Полигекс. База десептиконов.
Архивные записи ремблока. Файл № JT/147.11. от цикла 62-го.


Настойка систем завершена успешно. Функциональность автобота восстановлена. Реабилитационный период находится в завершающей стадии. Активности пленного ничто не угрожает. В целях безопасности к ремблоку приставлена охрана. Впоследствии проявлений агрессии замечено не было. Попыток сбежать не предпринимает. В особом режиме и наблюдении не нуждается. Перенаправлен в камеру.

Файл № JT/147.17. от цикла 68-го.

Проведен первый этап сканирования внутренних систем. Верхние броневые пластины сняты, под ними при первом рассмотрении не обнаружено никаких выбивающихся из общей схемы механизмов. Предварительное заключение: механоид новой автоботской сборки. Сигнатуры процессора автоботские. Сигнатуры искры выявить не удалось – обнаружилось устойчивое электрическое поле вокруг матрицы.

Файл № JT/147.23. от цикла 74-го.

На втором этапе проведено более детальное сканирование. В грудном отсеке обнаружен инородный механический предмет, закатившийся из поврежденного контейнера вглубь механизмов. Его назначение неизвестно и, к сожалению, с нами больше нет Саундвейва, чтобы определить его. Белый уже очень долго не выходит на связь, кажется, что целую вечность (фраза зачеркнута). Устройство извлечено и помещено в бокс на хранение для дальнейшей передачи Клиффджамперу. С определением сигнатур искры по-прежнему никаких результатов.

Из архивов памяти Мегатрона.
Штаб десептиконов.


Обстановка накалялась, а бездействие просто убивало. От Саундвейва по-прежнему не было никаких вестей. Кроме того, пропал Грабитель. Лазербик был вне себя от беспокойства. Бедная кассета как неприкаянная металась по всей базе. Хуку пришлось ловить его несколько астрочасов, чтобы, вколов легкий блокиратор, поместить в ремблок. Не знаю, слышал ли малыш меня, но я пообещал, что пантера вернется. Впрочем, я сам не был уверен, что в целости и сохранности.
Я расхаживал по штабу, заложив манипуляторы за спину, и размышлял, стараясь не замечать обеспокоенных взглядов своих сознаковцев. Все чувствовали, что нам просто необходимо что-то предпринять, но понимали, что необдуманные действия могут затребовать баснословную цену – жизни друзей. Любое мероприятие требовало тщательного планирования, а оно было весьма затруднительно, учитывая, что сейчас наш связист у автоботов и одному Праймусу известно, какими данными располагают наши враги. В то время как нам не известно ровным счетом ничего!
От избытка чувств я саданул кулаком по углу панели управления, так что ее край угрожающе прогнулся. С минуту царила гнетущая тишина, но я сам ее нарушил, подняв оптику на развернутую посередине штаба голографическую проекцию Кибертрона, пробормотал.
- Попробуем еще раз… Клиффджампер, Рэмджет, отправляйтесь в сектор J12. Дирдж и Брейкдаун - в D24. Особо не высовывайтесь, разведайте обстановку и назад. Если Саундвейв вас заметит, он найдет способ выйти на контакт, но сами не подставляйтесь.
Разведчики кивнули и направились к выходу, оставив меня в глубокой задумчивости.

***
Клиффджампер уже намеревался покинуть штаб, когда кто-то схватил его за манипулятор. Автобот обернулся. Позади стоял Хук, вертя в ладони какой-то предмет. По голубому визору конструктикона было видно, что он колеблется, однако очевидно приняв решение, десептикон вытянул манипулятор. На ладони оказался какой-то приборчик.
- Это я нашел в корпусе автобота, завалявшимся глубоко в системах. Посмотри позже. Возможно, этот предмет знаком тебе.
Клифф взял устройство, кивнув, спрятал его в отсеке на груди и быстрым шагом покинул базу. Там его уже дожидался напарник. Темный истребитель трансформировался и, ловко подцепив легкого колесного тросом, устремился по выданным координатам.

Йакон. Автоботская база.

Саундвейв нарочито шумно шел по темному коридору. Светлый корпус, так же как и яркий голубой визор, отчетливо выделялись даже при тусклом освещении. Ни у кого не возникло бы и намека на подозрения, что связист может что-то высматривать.
Только что Прайм сообщил ему, что перед патрулированием хочет, чтобы Рэтчет еще раз просканировал процессор бывшего десептикона. Он не мог возражать. Автоботы не должны заподозрить, что он что-то скрывает, что удерживать данные закодированными в самых обычных воспоминаниях, понятными только лишь ему одному, становится все сложнее и сложнее. Но сейчас кибертронца больше всего беспокоил Грабитель. Он не мог взять его с собой в ремблок даже как кассету: при сканировании пантера обнаружилась бы так или иначе, и реакция Прайма на неожиданно появившегося десептикона была бы более чем однозначной.
В данный момент в коридоре он был один. Голые стены тянулись вперед, лишь изредка прерываемые неглубокими нишами, и заканчивались тупиковой дверью, из-под которой пробивался яркий свет ремблока. Если он хотел спрятать Грабителя, то лучше было сделать это сейчас, иначе потом возможности уже не будет. Справа показалась ниша, в которой стоял дроид-уборщик. Это было единственное убежище – и последнее – перед неизбежным светом ремонтного комплекса.
/Оставайся здесь и не высовывайся…/ - пробормотал связист по закрытой частоте. Взгляд скользнул на камеру наблюдения и, подловив момент, когда она на считанные мгновения оставит его в мертвой зоне, Саундвейв открыл деку. Его собственные тяжелые шаги заглушили тихий скрежет и визг систем. Не останавливаясь, десептикон закинул прямоугольную кассету за дроида и, не сбившись с шага, направился дальше, судорожно выдохнув.

В этот раз оказалось еще тяжелее. Несмотря на то, что на нейросеть установили блокиратор, связист почувствовал, как что-то точно пронзает процессор. Острая боль заставила Саундвейва едва не выгнуться дугой. Заскрежетали захваты, удерживающие манипуляторы десептикона на платформе, по корпусу пронеслась дрожь. Голубой визор мучительно мигнул, точно враз на связиста накинулись все те воспоминания о циклах, проведенных в автоботском плену. Но в следующее мгновение боль исчезла, все как будто погрузилось во тьму. И уже тогда десептикон знал, что ему понадобится вся его сила, все способности, чтобы одержать победу в этом поединке – очередном, в котором у него были более чем достойные противники. «Держись… Не смей сдаваться! Ты не имеешь права подвести тех, кто верит в тебя! Что бы ни случилось, что бы ты ни испытывал, не верь! Доверяй лишь своей искре. Она знает, что ты сможешь!..»
Рэтчет переглянулся с Уиллджеком. Черно-красный гонщик лишь отрицательно мотнул головой, сверившись с показаниями сканера.
- Ничего нового. Всю информацию, касавшуюся десептиконов и их базы, мы уже выудили. Непохоже, что он что-то скрывает… Но я бы все-таки поигрался бы с его защитными системами.
- С Праймом потом тоже ТЫ объясняться будешь, если у связиста поплывет процессор?- медик пристально посмотрел на коллегу. Уиллджек сглотнул подступивший к горлу энергон.
- Н-нет… Тогда лучше не надо.
- Вот именно. Не стоит тягать судьбу за сервоприводы. Ээ… повелитель? – округлив оптику, Рэтчет уставился куда-то позади гонщика и тут же поклонился. В дверях стоял Прайм. Его тяжелый взгляд попеременно останавливался то на одном автоботе, то на другом и в процессорах обоих вертелась одна единственная, ставшая навязчивой мысль: «Пожалуйста, пусть он не слышал нашего разговора…»
- Какие результаты? - наконец нарушив молчание, Оптимус вошел в ремблок и, пройдя мимо склонившихся в раболепном поклоне ученых, остановился около платформы, на которой медленно приходил в себя Саундвейв. Алая оптика мрачно уставилась на связиста.
Автоботы испуганно переглянулись. Первым заговорил Рэтчет. Чуть выступив вперед и еще ниже поклонившись, он пробормотал.
- Все данные, которые были в его процессоре, мы извлекли – схему базы, некоторые коды доступа к охранным системам и отсекам… Но нет ничего касательно главного компьютера… - последние слова медик произнес совсем тихо, машинально чуть отшатнувшись назад, точно боялся что сейчас получит по лицевой пластине. Также как и Прайм, он понимал, что связист просто обязан знать код доступа.
Повелитель автоботов еще больше нахмурился, не сводя взгляда с Саундвейва. Но промолчал, точно ожидал от подчиненных еще чего-то. Автоботы снова переглянулись и на этот раз вперед выступил Уиллджек и, набравшись смелости, произнес.
- Повелитель, позволь мы попытаемся взломать его защитные системы?
Прайм усмехнулся и от этой гримасы, исказившей поцарапанные губы тирана, автоботам стало дурно.
- Уиллджек, не надо пытаться… - вкрадчиво произнес черно-фиолетовый механоид, чуть обернувшись к ботам. – Если за что-то берешься, надо это делать. Впрочем, не сейчас. Сначала я хочу услышать его объяснения. Возможно, мы сэкономим друг другу и время и силы… - Оптимус помедлил, снова задумчиво разглядывая десептикона, а затем уже громче приказал. – Приводите его в чувство. У него еще есть дела, - и громыхая механизмами покинул отсек.
Уиллджек облегченно пропустил по системам воздух.
- Я чуть топливо не сбросил, когда он так посмотрел…
Медик, отключая аппаратуру от систем связиста, злорадно покосился на ученого.
- Молись, чтобы Саундвейв оказался тем, за кого себя выдает, иначе сбросом топлива дело не ограничится - не сносить нам с тобой шлемов.
Вышеупомянутый же десептикон, неподвижно лежа на платформе, тем не менее, все слышал. Все, от начала и до конца. Несмотря на то, что процессор был поглощен тем, чтобы, поддерживая защитные системы, не выдать автоботам того, чего они не должны знать, сенсоры отчетливо регистрировали слова. И появление Прайма все значительно усложняло. «Я должен предупредить Мегатрона… ну Грабитель, малыш, вся надежда на тебя…»
Когда Саунд смог наконец приподняться, сев на платформе, то встретил оценивающий взгляд Уиллджека.
- Что? – в механическом голосе связиста послышалась усталость.
- Я вот не могу понять, почему ты не заменил лицевую пластину… Этот ужасный шрам…
Но Саундвейв перебил ученого.
- Это личное и пусть таковым и останется.
Он поднялся и ровным шагом, лишь едва заметно пошатываясь, покинул ремблок. Эти ставшие уже обыденными поединки отнимали немало сил, но в сравнение с тем, что ему приходилось терпеть будучи в плену, были детским лепетом. Тем не менее, практически каждый из автоботов когда-либо испытывал на себе, каково это, когда чужеродные устройства проникают в процессор. Они знали, что это за ощущения, чувствовали, как импульсы разгуливают по проводке из механизма в механизм, периодически сбивая настройки, отключая и вновь активизируя отдельные участки. Обычному механоиду впору свихнуться. Но Саундвейв не просто какой-то там связист. И несмотря на то, что его системы подвержены перегрузкам, как у любого другого трансформера, лишить его воли не так то просто.
Десептикон вновь оказался в длинном коридоре. На лицевой пластине не отразилось ни единой эмоции, и таким же ровным шагом как и всегда связист нацелился в сторону своего отсека, с замиранием искры ожидая, когда поравняется с нишей…когда в сотне метрах впереди из-за угла вышла черно-белая фигура автоботского лейтенанта.
- Саунд, пора!
Джазз направился к нему. Одновременно с этим из ниши, от которой Саунда отделяли считанные метры, стал выдвигаться дроид-уборщик, очевидно вызванный в тронный зал. Быстро оценив обстановку, белый механоид решил действовать. Пока не стало слишком поздно. Процессор тут же рассчитал траекторию и затратное время. Данные отобразились на внутреннем экране голубого визора, программа просчитала всевозможные варианты развития событий - и Саундвейв принял решение. Чуть пошатнувшись и едва заметно замедлив шаг, десептикон якобы случайно, не удержавшись на ногах, налетел на дроида, ударившись декой о стальной корпус. Пока примитивный механизм, пронзительно вереща, пытался устоять на прямоугольном днище с колесами, связист притянул к себе забившуюся в угол кассету и спрятал в грудной отсек. А следом резко откинул дроида в стену, пробормотав что-то нечленораздельное. Стройная белая фигура прямо излучала холодность. Визор мрачно, раздосадовано мерцал.
Подошедший диверсант разразился хохотом, окинув взглядом помятую деку магнитофона, а затем молча извлек винтовку и выстрелил провинившемуся дроиду прямо в некое подобие шлема. Послышался пронзительный писк, затрещали разряды в разорванной проводке. Голова уборщика отлетела в сторону и со зловещим гулом покатилась по пустому коридору.
- Полегчало? – спрятав винтовку в нишу на бедре, поинтересовался лейтенант.
- Да, определенно.
Механический голос снова был привычно лишенным эмоций, визор остался безучастны, лишь искра всколыхнулась, но до этого уже никому не было дела. Повинуясь жесту Джазза, связист направился за ним и вскоре они вдвоем покинули базу. Точнее втроем… Под декой робко зашевелился Грабитель.

/ -- продолжение следует/

@темы: Mirrorverse (серии по вселенной), "Армия Сопротивления" (Shattered Glass)